«Китайских учеников привозят в школу в 7:20, а домой развозят в 21:30. Но, может быть, именно в этом и секрет их успеха»

20.12.2021 14:20
Джерело: sportarena.com

Вот удивились бы те наши футбольные люди, которые привыкли на отечественную тренерскую школу поглядывать свысока, а всех украинских тренеров записывать в малоприятную категорию «физруки», если бы увидели полный зал китайских специалистов с блокнотами, которые записывали каждое слово из лекции нашего земляка!

Украинский тренер, остававшийся невостребованным на родине, нашел себя в Китае, где работал с юными футболистами в одном из государственных университетов, а позже перешел в частную футбольную академию с многомиллионными инвестициями. Это он, Павел Дунихин из Киева, выступал перед китайскими коллегами, а в этом году получал заманчивое предложение из местного профессионального футбольного клуба.

Читайте также: Кейс Мампасси — не шутка, а огромный вызов для украинского футбола

Мы попросили Павла Николаевича рассказать о его пятилетнем опыте в Поднебесной – а также о футболе по ту сторону Великой китайской стены.

«В Китай пригласил отец моего китайского подопечного футболиста»

– Не так много украинских тренеров работало в Китае: Сергей Морозов, Анатолий Бузник, Леонид Колтун. Расскажите пожалуйста, как Китай появился в вашей жизни?

– Знаю азиатский футбол еще по Узбекистану, где я играл в 1989-91 годах. Мы как-то играли на выезде в Китае, от этой поездки у меня остались неоднозначные воспоминания. Забегая вперед, скажу, что, когда несколько лет назад ехал в Китай на работу, просто не узнал его, сравнивая со своими давними впечатлениями…

Относительно приглашения на работу. Когда я тренировал команду U-21 киевского Арсенала, из нашей городской федерации меня попросили, чтобы я взял на тренировку трех китайских футболистов. Я с ними год проработал: сначала у них были проблемы со здоровьем и адаптацией, но со временем мы их подтянули до приличного уровня.

Читайте также: Почему Миколенко? Почему Эвертон? Почему сейчас?

Работалось нам в принципе неплохо: китайцы прогрессировали, один даже в Португалии позже играл, сейчас он в профессиональном клубе Гуанчжоу. Наверное, ребята рассказывали своим землякам хорошие вещи обо мне, потому что в итоге из-за отца одного из них (профессора Шаньдунского университета спорта) на меня вышли люди и пригласили в этот вуз преподавать теорию и методику футбола. Вот так я и оказался в Шаньдунской провинции, это Юго-Восточный Китай.

– И какой он, китайский спортивный ВУЗ?

– Как наш Университет физического воспитания и спорта – все виды спорта, широкий комплекс наук и дисциплин, которые здесь преподаются, а также огромный список именитых воспитанников – в том числе олимпийских чемпионов. Но что интересно, в том отделении Шаньдунского национального университета спорта, куда меня пригласили, еще никогда не было собственной сборной команды по футболу. Даже собственной провинции, не говоря уже о том, чтобы выставить ее на чемпионат Китая. В сущности, ее создание было поручено мне.

– Вы много лет работали над теорией и практикой футбола, выступали с лекциями для тренеров в УАФ, областной федерации. Что нового для вас, как лектора и преподавателя, открылось в Китае?

– У нас считают нецелесообразным поддерживать дисциплину у себя в школах или на тренировках. Есть очень много «любимчиков»: в командах есть люди, которые могут себе позволить что-нибудь, потому что за ними стоит президент клуба, исполнительный или спортивный директор. А там мне легко работать, потому что на меня никто не влияет. В Украине большинство студентов вмешиваются в работу тренера, в Китае такого и в помине нет. И, к сожалению, этим пользуются зарубежные тренеры, которые приезжают сюда, чтобы заработать в старости лет, потому что выполняют свою работу недостаточно тщательно.

– Преподавательский состав достаточно интернационален ли иностранцы в меньшинстве?

– Когда я приехал, нас было трое иностранцев – аргентинец, серб и я. Аргентинец был на молодежных командах, я – на женской команде, а серб – на мужской. Но спустя некоторое время, буквально через три месяца после начала работы, меня попросили, чтобы я стал методистом во всех командах. Они увидели, что идет системная работа с девушками, и уже через три месяца прошло, и они начали играть. Для китайцев это – Футбол, но для меня это еще не было футболом… В футбол они начали только через полтора года играть. Так вот с тех пор я начал координировать и планировать деятельность всех футбольных команд Шаньдунского университета спорта. В течение двух лет ни дня не было, чтобы не снимали мою работу на видео… Даже снимали, как я читал лекции.

— Ваши подопечные в университете – это будущие спортсмены?

— Тренеры общеобразовательных школ и футбольных клубов.

– Каково соотношение в Китае между спортивными частными и государственными школами? Каких больше, в какие люди хотят больше попадать?

– Например, в Шаньдунской провинции есть четыре большие школы – Чиндо, Виена, Цюйфу и Шандун. У них есть приоритетные «прихоти» – выпускать хороших футболистов, подспорье для профессиональных клубов. Все остальные формируются на базе общеобразовательной школы как академии. Кстати, при Шаньдунском национальном университете, где я работал, тоже работает своя Академия футбола.

Читайте также: «Ухань, видужуй!». Українець, який працював у китайському місті – про коронавірус і боротьбу з ним у Піднебесній

Иногда люди приходят на первый курс, а у них нет элементарных знаний о футболе. Даже бегать пришлось их учить, менять направления движения, методы прыжковой работы, не говоря уже о подготовке технической, тактической, психологической… За два года моей работы в университете я спал в лучшем случае шесть часов в сутки. Все остальное время приходилось тратить на программы, планы, коррекцию тренировок каждому тренеру расписывать, потому что каждый день идет контроль, записи тренировок, в том числе моих и коллег. Было нелегко.

– В чем основная разница между тем футболом, который они показывали, и тем, какой нам привычный?

– Мысли нет. Знаете, мысль появляется тогда, когда есть средства управления мячом. Когда средств нет, идет только борьба. С ними нереально было в то время рассматривать какие-то передачи, фланговые атаки, потому что техническая подготовка была практически на нуле. Приходили те, кого не приняли в другие учебные заведения. Там система отбора, кстати, в высшие учебные заведения,  интересна: они по месту жительства и обучения сдают экзамены. Экзамены фактически такие же, как у нас в Украине – тесты физической подготовки, технической… Тактической как таковой у них нет, тактическая у них как игровая работа… Игровая работа у них – бежит человек, значит, ему засчитываем. Человек попал два раза в ворота с шестнадцати метров – ну и ладно, ему засчитываем. Вот такого уровня были девушки и парни.

— Высшее образование в Китае бесплатное или есть и платное, и государственный заказ?

– Высшее образование у них платное, кажется, десять тысяч юаней в год (это около 40 тысяч гривен).

— Насколько это доступно обычной рядовой китайской семье?

– Доступно каждому человеку в Китае. Лишь бы были задатки к спорту.

– А вообще спортивная профессия популярна среди китайцев?

— Популярная. У них преподаватели физического воспитания пользуются уважением, родители очень вежливы и, скажем так, с душой относятся ко всем преподавателям. Педагог у них на очень высоком уровне находится в обществе. И ко мне относились с уважением и большой благодарностью, хотя, когда узнали, что я перешел в футбольную школу «Хуанхэ», то несколько обиделись в национальном университете…

«В классе нашей школы – по 50 учеников»

– А как (и почему) вы сменили университет на футбольную академию?

– Университет хотел продлевать контракт, но академия предложила мне гораздо лучшие условия. Да и интересно было поработать с другой возрастной категорией: если в университете у нас были студенты от 19 до 24 лет, то в школе «Хуанхэ» – 17-19-летние ученики.

Школа «Хуанхэ» – общеобразовательная школа с одаренными детками. Она отличается от университета, во-первых, инфраструктурой. В университете я предлагал руководству, что нужно менять газон, потому что покрытию уже было пятнадцать лет. А вот в академии в 2019 году только построили футбольное поле и игровой спортивный зал, в прошлом – бассейн. Во-вторых, спецификой и условиями работы. Я работал главным тренером академии, у меня еще более широкие возможности и направления деятельности. В моей академии очень талантливые дети по всем параметрам.

– Насколько это отличается от обычных государственных школ, которые есть в каждом населенном пункте?

– Очень отличается. Классы большие, но это не потому, что школа плохо организована, а наоборот – в Китае при всем их желании нехватка таких школ, как Хуанхэ. Их не очень много, поэтому сейчас там по 45-50 учащихся в классе и достаточно большой конкурс, позволяющий делать не набор, а отбор способных учащихся.

Массовость футбола у них в приоритете: там буквально в каждом квартале, в каждой школе – футбольное поле с искусственным покрытием. Неважно, сколько там учеников учится: футбольное поле стандартных размеров, и достаточно качественные поля они производят. Но обычная школа – это среднее образование. Там встречаются и дети, которые не планируют в будущем становиться спортсменами. Университет – подготовка будущих преподавателей, тренеров физического воспитания. А вот академия – это уже работа напрямую с футбольными людьми, связывающими свое будущее именно с этим видом спорта. Для работы это наиболее интересно.

Правда, за первые годы в той школе среди всех детей я назвал бы только восемь неплохих игроков во взрослой команде, так что целью было подтянуть других к этому уровню или найти лучших в юношеском составе, ведь команда – не восемь человек, а как минимум двадцать должно быть примерно одинакового уровня. Перед тем как возвращаться в Украину, поговорил с директором школы и предложил ему делать непосредственный отбор в школу, как это делается в ведущих футбольных клубах, потому что эта школа в будущем, как я думаю, будет академией при футбольном клубе «Шаньдун».

– У китайцев есть что-то такое, как наши ДЮФЛУ или юношеское первенство?

– У них нет такого правила, чтобы при клубе были какие-то детские команды: сами клубы заботятся о том, чтобы был детский футбол при профессиональном клубе. Если у нас заставляют, чтобы создавали раньше U-21, теперь только U-19, то там клубы сами подписывают договоры с академиями, школами, ищут контакты с теми, кто готов к ним направить воспитанников. Хотя и говорят, что футболисты учатся всю жизнь, я бы так не сказал: азы футбола нужно выучить к 21-летию, а затем идет чисто приспособление к команде, в которую попадаешь. Но базовые знания и навыки у тебя должны быть на уровне инстинкта. Единственное, ты должен их совершенствовать.

— Есть ли разница между учащимися в спортивном вузе и теми, кто в такой академии? Где более спортивные люди?

— В городе Цюйфу – центре мирового конфуцианства, где Конфуций жил, работал, где его усадьба и есть национальный педагогический университет – есть ведущий педагогический вуз, он там считается, как университет Шевченко в Украине или МГУ в России. И понятно, что в этом педагогическом университете есть своя футбольная команда высокого уровня. Ребята, девушки. Так вот мы, академия «Хуанхэ», их в двух турнирах обыгрывали, один раз только проиграли, и то по пенальти. В студенческом футболе Китая – если ничья, то все равно определяют, кто победил в матче, единственное – за победу в основное временя дают три очка, а по пенальти ты получаешь два очка, но соперник получает все равно очко.

— Яка специфіка вашої роботи?

— Зважаючи на те, що учнів дуже багато, я скоригував методику роботи викладачів футболу, щоб у кожному класі було по 2 викладачі – кожному по 25 дітей, і в першу чергу щоб робили акцент на рухову діяльність. В «Хуанхе» я був не тільки головним тренером, але й відповідав за навчальний процес по впровадженню уроку футболу в школі, тому доводилося і конспекти вчителям розписувати, і тренувальний процес, і програму підготовки для кожного.

По суті в тих навчальних закладах, у яких я працював у Китаї, футбольні традиції ще тільки закладалися. Була цікава, але відповідальна робота першопрохідців. І в академії «Хуанхе» ми також зібрали вже певну колекцію футбольних нагород, хоча на нас і не тиснув результат. Там усі розуміють, що іде процес навчання, тому якихось там великих вимог щодо завоювань трофеїв немає, вони все спокійно сприймають і не гоняться за місцями. До речі, вони досить спокійно сприйняли і нашу перемогу в чемпіонаті навчальних закладів – там немає преміальних, все на свідомості. Тобто, є контракт, і незалежно від того, яке ти місце зайняв, тобі виплачують суто зарплату, ніяких преміальних немає, але вони думають, чи продовжувати з тобою контракт чи ні.

– По какой тактической схеме тренируете свои команды?

– Еще когда я раньше сотрудничал с Сергеем Пучковым, мне нравилось, что он проповедует игру 3-5-2. Это классическая схема, при которой ты можешь пять защитников потом переформатировать, но делаешь упор на атакующих действиях, и каждый игрок настроен только на взятие ворот соперника. И по такой же структуре игры я работал и в университете, и сейчас в школе. Перед тем, как начать работу в академии, мы определились со структурой, как будем воспитывать детей, с принципами, методикой обучения и непосредственно с требованиями как к преподавателям, так и к футболистам, которые у нас учатся. Все было одобрительно воспринято руководством школы, ко мне отнеслись с пониманием.

«В Украину возвращался перед самым локдауном. Только тогда и узнал, что в Китае что-то происходит»

— Юный китайский футболист – каков он? Подтверждается ли стереотип об ответственности, старательности, небольшом росте китайцев?

– Очень, очень разные. Есть как люди невысокого роста, так и настоящие гренадеры. Случаются очень гибкие, но есть и очень крепкие, монолитные такие телосложения. Если анализировать их манеру игры, то в будущем, мне кажется, у китайцев должно быть что-то вроде испанского футбола. Сказать, что у них будет пропагандироваться немецкий стиль футбола, не смогу, это зря… У них есть и силовые ребята, и высокого роста, но они не будут немцами никогда.

— Опять же к типологии: есть ли разница между китайцами родившимися в городе и провинции?

— Провинциальные более умеренные. Живущие в больших городах… такие же, как у нас. Менталитет такой же.

– Один отечественный тренер работал в Китае сразу в несколько заходов, последняя была уже в нашем тысячелетии. В частности, он там возглавлял так называемую молодежную сборную провинции. И он сказал, что столкнулся с неожиданной для себя проблемой, что в команде были так называемые мажоры, китайская «золотая молодежь». И пока он не дал им интенсивный кросс, не заставил поработать, чтобы в буквальном смысле ушли те, кто не видит себя в футболе, пока у него не было этих успехов. А каков ваш опыт работы? Есть такие, кто позволяет себе выделяться и кричаще относиться к коллективу или, наоборот, из того, что вы видите, даже богатые дети стараются быть, как все?

– Там такая ситуация менее распространенная, чем в Украине. Здесь, если парень чувствует хорошее материальное положение родителей, то ведет себя неадекватно. С этим я столкнулся в футбольном клубе «Арсенал» и в U-19, и в U-21. Там тоже есть, но меньше. Если родители видят такое от своих детей, они за это наказывают. Они стараются, чтобы дети не выделялись из коллектива, а были его достойной частью. Они заботятся о будущем своих детей и видят это будущее как раз в Китае, а не где-то в Европе, как у нас. Там все думают только о своем государстве, о том, как их дети будут там жить.

В Китае есть очень богатые люди, миллионеры. Их дети встречаются и среди обычных студентов. Но когда их ставишь на место, они понимают. Все зависит от тренера, как он себя поставит; если тренер – незнающий, если он не может ничего доказать своим подопечным, а только хочет, чтобы они выполняли все, как собачки, то там такое не проходит. Людям нужно объяснить зачем, для чего… Они достаточно умная, знающая нация, и если кое-чего не знают, то им нужно объяснить. Объяснишь общими словами, они быстренько «схавают». Если же выдвигаешь требования, конкретные задачи в соответствии с их умственными способностями, то они тебя уважают.

Многие говорят, что с девушками проблемы. Я здесь впервые с девчонками начал работать, и скажу, что никаких проблем с ними не было – ни с их психологией, ни с их отношением к работе. И с ними мы выиграли чемпионат Шаньдунской провинции, а в нем девять областей, чтобы вы понимали.

– Каков типичный «грешок» молодого китайского студента? Это опоздание, нарушение режима, отсутствие подготовки?

– Там такое тоже имеет место быть. Но даже в университете, где никаких штрафов не было, я дважды отстранял от тренировки провинившихся. И чем все закончилось? Все начали приходить вовремя, за пятнадцать минут до тренировки. В учебном процессе, кто бы что ни говорил, все зависит от преподавателя. Как он себя поставит, так ему и отзовется.

— Ваш дебют в школе «Хуанхэ» пришелся на многострадальный сезон 2019/20. Covid-19 откорректировал ваши планы?

— Еще как. Полгода успели поработать перед карантином. А потом я поехал домой на новогодние каникулы… и не вернулся в Китай, потому что потом начался всекитайский, а за ним – и всемирный локдаун. Пока был карантин, у меня было время поработать над методикой работы и уже готов возвращаться в Китай с готовым материалом.

– Где вас застало известие об этой беде?

– Я 19 января 2020 года ехал в автобусе с лежачими местами – по три полочки, полностью забит, и я ничего об этом не знал. Уж там люди мне говорили, что еще в декабре пандемия начиналась. Но они не хотели панику разводить… Но вот приехал, все нормально. Господь меня оберегает.

— Меня поразила в этом отношении одна история: я общался с украинцем Дмитрием Фоменко, который в Ухане был учителем физкультуры в школе. И вот я его спрашиваю: «Дима, а когда ты узнал, что все серьезно?» А он говорит – за день до эвакуации. «Просто сказали: так и так, уважаемые, у вас, как иностранцев, есть выбор – ехать или не ехать из Китая», а до этого циркулировали какие-то слухи, что-то говорили, но иностранцам этого никто не объяснял.

— Точно также и мне.

— В этой связи не страшно возвращаться в страну, где настолько все далеко от реальности?

— Не страшно, потому что там уровень медицины, уровень заботы о тебе, уровень уважения, уровень поддержки… это небо и земля по сравнению с Украиной. Если я здесь не могу найти себе работу, проработав тринадцать лет в Федерации футбола Украины, имея большой опыт тренерства профессионального, преподавательской деятельности профессиональной, значит, дипломы, которые мне давали, или ту работу, которую я выполнял, я, пожалуй, выполнял плохо… А у китайцев я вижу другой результат. Кстати, всюду у меня был результат, во всех командах.

– Ваши ученики любят спорт? Как говорится, их надо за уши тащить на стадион или со стадиона?

– Там, в отличие от нашего государства, за спорт, физкультуру, за здоровье нации очень переживают и многое делают для этого. Единственное – немного «перегибают» в учебном процессе.

Возьму для примера их старшую школу – с девятого по двенадцатый класс. Детей привозят в школу в 7:20 утра, и там они до 21:30. Средняя школа у них до пяти или до семи часов, младшая школа – где-то до четырех-пяти. У них не только общий курс предметов, но и изобразительное искусство, легкая атлетика, футбол, балет, танцы, хор, рисование… Дети с юного возраста «впрягаются» в постоянный тяжелый труд, которым становится для них обучение. А китайцы – исключительно амбициозные люди. Плохо что-то делать – такое у них не одобряется.

В Китае самая большая образовательная проблема – перезагруженность учащихся общими предметами: математикой, физикой, химией и т.д. Они очень загружены, и родители этому способствуют. Не знаю, что подтолкнуло их к тому, но родители не очень-то верят в какие-то спортивные заработки, потому что понимают, что в футболе пробиваются в звезды единицы.

У меня были талантливые ребята в академии, и мы с родителями уже и так, и эдак, рассказываем им о будущем, о хорошей физической форме их детей, что и травмироваться они не будут, что все будет хорошо… Но у родителей есть такой стереотип, что нужно получать специализированное образование. В первую очередь, они заботятся о том, чтобы их ребенок поступил в университет. Там не так, как у нас – очень жесткий отбор, и даже если ты в трех профессиональных командах играешь, но не сдал экзамены в университете, проводимые по регионам, тебя не возьмут. Там настолько контроль и дисциплина, что на экзамен заходят, проверяют по сетчатке глаза, тот ли это абитуриент.

И так – во всем. Китай – это история о чрезвычайной конкуренции в каждой отрасли. Это влечет за собой перфекционизм во всем. Возможно, правда, именно в этой конкуренции секрет их грандиозного экономического успеха?


Смотри футбольные трансляции и матчи на телеканале Футбол 1 онлайн.

Теги: Новости футбола Футбол Интересное

Источник: Sportarena.com

Рейтинг записи: 12345