«Липпи не тренировал сборную Италии так, как Китая»: украинский специалист – о футболе в Поднебесной

21.12.2021 13:50
Джерело: sportarena.com

Павел Дунихин в футболе – в нескольких ипостасях. Сам играл, затем судил футбольные матчи, а как тренер-практик и методист работал в Федерации футбола Украины, Киевской областной федерации футбола, отечественных клубах, включая Арсенал-Киев. Но получилось так, что последние пять лет он работает в системе китайского народного образования – сначала в Шаньдунском университете спорта, затем – в школе для одаренных детей «Хуанхэ».

О родине Конфуция, Суперлиге с падкими к деньгам суперзвездами и о том, когда сборная Китая станет чемпионом мира по футболу, мы расспросили Павла Николаевича во второй части нашей беседы.

Читайте также: «Китайских учеников привозят в школу в 7:20, а домой развозят в 21:30. Но, может быть, именно в этом и секрет их успеха»

«Уехал в феврале, вернулся в ноябре – а там уже целій квартал построен»

– Вы впервые приезжали в Китай, играя в Узбекистане. Спустя годы узнали страну?

– В том-то и дело, что не узнал.

– Знаю, что у них есть такой феномен, как города, построенные уже буквально в этом тысячелетии. Например, Всемирная Универсиада 2011 проходила в городе Шэньчжэнь, основанном в 1999-м, а застроенном уже в наше время. Вы бывали в таких городах-новостройках?

– Я жил и работал в таком городе! Наш городок – рядом с 8-миллионным Цзинанем. И вот недавно он отпраздновал тридцатилетие – практически столько нашей украинской независимости. И то, что они сделали за эти тридцать лет… Это просто невероятно!

Строительство такими темпами идет, что когда я приехал туда с отпуска где-то в феврале – еще были поля, мы еще сыграли с девушками контрольную игру. С первого марта по 30 ноября закрыли ограждением часть города протяженностью где-то 1,5 км и за восемь месяцев построили спортивный комплекс, на котором 48 (!) футбольных площадок 60х40, три полноразмерных футбольных поля (две с искусственным покрытием и одно с натуральным) с трибунами, с бизнес-центром, допинг-контролем, а также бассейн, реабилитационный центр – и это все на одной территории. Есть еще залы под борьбу, теннис, бадминтон… И недалеко от этого комплекса сделали театр «Поющий фонтан». И это все – за восемь месяцев.

Я думаю, что у нас в Украине и за сто лет столько бы не построили, потому что если вы помните «Ледовый дворец», то он и сегодня стоит захламленным, как и некоторые другие недострои, которые начинали строить еще тогда, когда Украина независимости не имела, а они до сих пор не введены в эксплуатацию.

— Какой профессиональный футбольный клуб ближе всего к вашим университету и академии?

– Шаньдун Лунен Суперлиги. Это очень престижный клуб, он фактически на уровне наших Шахтера и Динамо. А есть еще один клуб, куда меня приглашали с прицелом на выход на высший уровень, и президент этого клуба фактически директор корпорации по строительству большого городского округа Жичжао, в котором я работал. Он застроил уже несколько городов-миллионников от начала до конца.

– По бюджету или по игре?

– Однозначно так нельзя сказать. Этот клуб всегда на верхних ступенях турнирной таблицы находится, 4 раза становился чемпионом Китая, в прошлом году – в пятерке лучших… Финансовые возможности, я думаю, на уровне наших грандов, а может, и выше. Но я смотрю: в китайском футболе все строится не на командной сплоченности, а больше на индивидуальных качествах футболистов. В университете я не мог на это обращать внимание, потому что у меня не было футбольных личностей, и если и преуспевали мы, то за счет коллективных, командных действий, стратегии игры, изменения структуры игры… А вот в их профи-клубах меня это удивляет – можно сделать гораздо лучше.

– Для украинского болельщика Шаньдун Лунен памятен разве что тем, что Динамо туда продало Кадара, еще отдавало туда в аренду Мораэса. Чем еще они круты?

— Могут ткнуть пальцем и взять практически каждого игрока. Но – не больше 2-3. Сейчас «звездные» вакансии у них закрывают бельгиец Фелайни и итальянец Пелле. Тренеров берут очень авторитетных – к примеру, до назначения местного специалиста «ШЛ» возглавляли легендарный немец Феликс Магат и Мано Менезес, ранее сборную Бразилии тренировавший.

— А когда-то звездой этого клуба был наш самый успешный украинский легионер в Китае Сергей Нагорняк, игравший под руководством Валерия Непомнящего. Там о нем помнят, в китайском ли профессиональном футболе история стирается очень быстро?

— Все быстро стирается. Хотя Милутинович еще звезда… Мы с ним фактически открывали академию футбола и баскетбола в Шаньдунском национальном университете… И его помнят, он там очень почетный человек. Его приглашают на разные семинары, презентации и так далее..

– От Нагорняка перейду к другим футболистам нашего чемпионата. Вот Шахтер за очень большие деньги продавал в китайскую Суперлигу Алекса Тейшейру, Динамо отдавало в аренду Жуниора Мораэса и продало Тамаша Кадара… Конкурентоспособны ли на уровне китайской Суперлиги бывшие игроки украинской Премьер-Лиги?

– Да. У нас все-таки гораздо лучше базовая подготовка, и ее наверстать после 21-летия практически невозможно. Как раз базовая подготовка у нас в Украине на лучшем уровне.

— А почему тогда немногие украинские легионеры играли в Китае? Почему не играет никто сейчас?

— Там непросто не только играть, но и находиться, потому что в Китае своеобразная культура, своеобразное общение, язык далекий от понимания европейца… Для того чтобы там работать, нужно жить футболом. А для того чтобы тебя туда пригласили, надо быть суперзвездой.

«Сначала слушают прихоти легионеров, но потом попробуй – заработай пролонгацию контракта»

— Китайцы – страстные футбольные болельщики или по популярности футбол уступает каким-либо другим видам?

– Думаю, что там более популярен баскетбол, хотя президент очень любит футбол и потому сейчас такой акцент делается на развитие именно этого вида спорта в стране. Условия, в которых сейчас проживают, развиваются и совершенствуются студенты, ученики – не знаю, когда такое же будет и в Украине, когда будут такой же инвентарь тренировках, когда будут щиты такие… Я в киевском Арсенале, где когда-то работал, и близко такого не видел – ни таких барьеров, ни щитов, ни условий, где можно формировать индивидуальную работу, проводить техническую подготовку, динамическую, физическую подготовку. Питание отличное, комнаты, в которых проживали мои спортсмены, просто шикарны. Там действительно ХХІ век, а у нас пока не так…

– Еще во времена Боры Милутиновича говорилось, что Китай планирует и в футболе выйти на уровень самых высоких амбиций. 20 лет уходит, а Китай не вышел даже на уровень соседей – японцев, корейцев, других лидеров азиатского футбола. Что не так?

— Трудно сказать – нужно знать особенности организации массового футбола во всех этих странах, уровень подготовки их тренеров, уровень технической и тактической выучки, которую игроки проходят с детства. Действительно, Китай слабее выступает на международном уровне – но они многое делают для улучшения ситуации. Там сейчас построено столько стадионов, футбольных школ, что это обязательно даст результат. Дальше – дело за тренерами и менеджментом профессиональных клубов и сборных команд.

Я озвучил свои предложения Федерации футбола Китая: если они построят свой учебный процесс в школах так, как это должно быть, если изменят структуру детско-юношеских соревнований, то через одно поколение (8-10 лет) у них значительно улучшится процесс перехода способных игроков. детско-юношеского футбола во взрослый, что скажется и на успеваемости сборных. Сейчас они собирают по 6 команд в одном месте, за два месяца проводят по 30 игр, далее еще один отборочный цикл с аналогичным ритмом, а вот единого, цельного, турнира и весь календарный сезон нет. Вылетает команда – все, из шести только три команды выходят, и это только два месяца с очень плотным графиком. А остальное время – в основном, только товарищеские матчи. Как пример: весной 2018 года мы как отыграли с конца марта по конец мая, так и завершили. Все 38 матчей отыграли за три месяца. Такие нагрузки – это, во-первых, стресс, во-вторых, большая травматичность, а в-третьих – неравномерный процесс.

– А в чем главные проблемы?

– Их очень много. Начиная с того, что даже спортивно одаренные дети часто ставят выше перспективные профессии, заканчивая тем, как проводятся местные футбольные соревнования среди школьников и студентов. Но в целом повторюсь, Китай очень динамично развивает футбольную инфраструктуру и школы подготовки. Поэтому остается все объединить в действенную систему и наладить «конвейер» перехода игроков от юношей в профессионалы.

Но они стремятся, очень стремятся. И я считаю, что если они изменят немного структуру, методы обучения, то я думаю, что у них тоже большое будущее. Я вообще считаю, что китайцы великая нация, и мы от нее по менталитету очень мало отличаемся. Они так же дружелюбны, как и когда-то были украинцы, которые всегда были готовы принять тебя на ночлег, накормить, напоить. Я помню 1979-82 годы, когда мы студентами ездили под Житомир, и там нас по домам размещали ночевать. Крестьянские семьи нас принимали по домам как собственных детей – блинчики, варенички…

Где-то такое же и у китайцев отношение. То есть если ты с человеком пересекаешься, он тебя и пригласит, и душу выложит… Но, конечно, если ты наплюешь в эту душу или будешь равнодушным хоть один раз к их проблемам, они тебе этого не простят.

— В Китае много легионеров разной судьбы: есть такие, которые были в Европе добротными профессионалами, а есть такие, которые были известны больше из-за скандалов. Приехав в Китай, они могут себе позволить себя вести так, как раньше, или все-таки в местных клубах их быстро ставят на место?

– На первых порах им и их прихотям пойдут навстречу, но после определенного периода там все становится на свои места – либо они подчиняются общепринятым нормам, либо с ними «полюбовно прощаются». Да, кстати, когда я приехал, «полюбовно» разошлись сначала с аргентинцем, потом через год – с сербом. Они приглашают многих европейских специалистов, но как быстро они приглашают их – так же быстро и с ними прощаются. Подобные примеры приходилось видеть.

— Ну, по крайней мере, чувствуется, что они берут специалистов из тех стран, откуда надо. Потому что Украина – это украинская футбольная школа, методическая, сильная; Словения известна баскетбольными успехами… По крайней мере, я повторюсь, ощущается логика отбора.

— Но когда наша сборная U-20 стала чемпионом мира, тогда и мне досталась доля китайского интереса к украинскому футболу. Местные специалисты узнали, что я проводил тестирование сборных команд Украины – под руководством Маркевича, Жабченко, Петракова, Бузника, Головка…

В Китае меня встречали везде как непосредственного участника процесса. Расспрашивали, интересовались, с уважением говорили об этом успехе Украины. Отдавали должное, что за время нашей работы со сборными не было практически никакой функциональной ошибки.

– Это очень напомнило историю, которую рассказывал один наш боксер. Он подписал контракт с зарубежными промоутерами. Ну вот он там появляется и сидит рядом со всеми. Выиграл первые несколько боев сугубо нокаутом – все, его приглашают за стол с руководителями клуба. А когда узнали, что он из тренировочного штаба Усика и Ломаченко – все, сидит только с владельцем промоутерской компании.

– То же самое и здесь. Очень много было и встреч на уровне мэрий городов, руководства народного просвещения Китая. Они с уважением относятся к украинцам. В первую очередь, потому, что украинцы помогли им в авиационном строительстве, и буквально каждый человек Китая об этом знает и они очень благодарны за то, что Украина в свое время поддержала их усилиями специалистов завода Антонова и других наших предприятий.

– Сборная Китая стала последним местом работы в карьере великого тренера Марчелло Липпи. Почему, при всех деньгах, он не смог достичь даже того, что Бора — вывести китайскую национальную команду на финальный турнир чемпионата мира?

– Смотрел несколько его тренировок: не думаю, что он так тренировал команды в Италии во время его тренерского расцвета.

— ?

— Тренер должен быть холериком, упорным человеком, который в этом процессе напрямую участвует и исправляет ошибки своих подопечных. Если это пассивный человек, или ему это уже не нужно, то он устал от футбола, или отстал от него.

— В китайской сборной есть несколько натурализованных футболистов, в частности бразилец, воспитанник лондонского Арсенала»… Как к ним относятся и насколько высококлассны эти футболисты?

— Опять же, очень долго приобретается мастерство футболиста, в том числе динамическая техника, быстрое мышление… Если иностранцы попадают в среду, в которой очень медленно развиваются события, в игру, то могут достичь там того уровня, который им не давался в АПЛ. Китайский футбол, все-таки, на мой взгляд, очень медленный по сравнению с европейским. Поэтому сюда приезжают игроки, потихоньку деградирующие по сравнению с уровнем высшего футбола – подстроившись под этот медленный стиль игры, играют на своем таланте, на классе.

В этом направлении во всяком случае я буду стремиться работать – на скорость принятия решений, на скорость контроля мяча. Это первое, что бросается в глаза, когда видишь тех футболистов, которые там играют. Они адаптируются к тому состоянию, к той ауре, в которую они попадают, и играют в соответствии с нагрузками и уровнем оппозиции. Не в последнюю очередь, потому продолжают свою футбольную молодость ветераны в возрасте за 30 лет. Достаточно посмотреть список самых метких бомбардиров местного чемпионата – 31 год, 34 года, 35 лет. Чтобы это был игрок в возрасте до 25 – это единицы, чаще – местные игроки.

Что касается звезд-легионеров, я думаю, что многое зависит от тренера. Если человек пришел и имеет соответствующий уровень мастерства, в том числе динамической техники, принятия решений, то вы под него подстраиваете тех ребят, к которым он пришел. Там никто ни с кем не ссорится, там никто никого не воспитывает. Там просто: нравится – остаешься, не нравится – до свидания.

«Самый удобный способ доехать на работу мимо пробок – двухколесный»

— Когда-то говорил с нашим легионером, игравшим во Вьетнаме, и он рассказывал, что к футболистам очень хорошее отношение, все делается для них, хорошая зарплата, к европейцам прекрасное отношение. И дальше он мне говорит: «Клуб мне предоставил мопед». На что я ему говорю: «Александр, а где же хорошее отношение? Мопед и все такое?». Он говорит: «Ты не понимаешь. В Ханое единственный транспорт, который действительно ездит, а не стоящий, это мопед».

– И мне школа «Хуанхэ» купила такой мотороллер, который до 50 км может разгоняться. И я на нем ездил по городу. Действительно, это самый удобный способ быстро добраться на работу, чтобы обойти пробки.

И это действительно не говорит о плохом отношении, ко мне отношение было очень хорошее. Для меня одного снимали пятикомнатную квартиру – несколько туалетов, душ, террасами. Создали все условия для работы.

– Это элитный дом?

— Квартира элитная, хотя дом достаточно типичен, общей планировки. Вся территория ограждена. Меня там все знают, все встречают – знают, что ты едешь, все тебя поздравляют. Вроде бы, дома такие же, как у нас, пятиэтажные, но планировка у них… Сказать, что передовая – это ничего не сказать. Там кухня около 18 м.кв., большая комната – где-то около 35 м.кв. Три лоджии. Это не столь доступное жилье, но не могу сказать, что рядом со мной только богачи – обычные китайцы на обычных работах. На жилье можно заработать за несколько лет работы. Правда, насколько мне объясняли местные, ты не можешь передать такое жилье по наследству – только отдать своим детям право на его аренду еще на 50 лет, а потом их потомки будут еще раз платить государственную пеню, чтобы его выкупить.

— Все наши футболисты рассказывают байки о съеденной собаке, выпитой водке с коброй. А вот в реальности, они все-таки питаются так, как им привычно или больше по-европейски, по-американски, как и мы теперь?

– Нет, у них культура пищи сугубо китайская. Много блюд таких, что европейцы откупились бы, лишь бы их не есть, а там они стоят очень дорого и считаются деликатесом. Например, майские жуки. Они так вкусны, что это действительно деликатес. Тарелка стоит тысячу юаней, это довольно дорого, где-то 150 долларов. Еще окорочка лягушек, гадюки, крокодилье мясо, черепахи… Еще очень острое все.

— Переезжая со своей командой, вы можете найти еду, которая вам нравится, или «между волками жить – по-волчьи выть»?

– Конечно. Я просто говорю, чтобы мне сделали неострое блюдо и все, и они туда не бросают какие-то острые специи…

— Еще одна неотъемлемая часть жизни – это общение. Находили ли вы в своем городе земляков или, возможно, европейцев или американцев, с которыми могли просто откровенно поговорить?

– Разве что серб Радо Милич был для меня коллегой, с которым можно пообщаться. Несколько раз на пляже видел англичан. А так в городе не было никого из земляков за три года. Один раз поехал в цирк, где гастролировала украинская труппа, поэтому с акробатами пообщался. Они тоже в плотном режиме – пять спектаклей каждый день, не позавидуешь. Но они любят это дело, как и я футбол. Я их понимаю, потому что тоже целыми днями на том футбольном поле находился, меня даже на обед в столовую оттуда сгоняли.

– Был период, когда Китай оплачивал испанским клубам квоту на китайских футболистов, то есть их брали в U-21, чтобы их игроки могли там развиваться. И за это испанская лига получала огромные деньги. Вы можете себе представить такой момент, когда китайский футболист хотел бы поехать в украинскую Премьер-лигу?

– Скажу так – сами китайцы вполне предполагают вариант, что они могли бы вести бизнес за границей. Или работать за границей на хорошей работе. Если у китайского футболиста есть талант и он будет понимать, что выступление в украинском чемпионате может помочь ему попасть в Англию или Испанию, то для него это будет желаемый переход.

Каждый из моих многочисленных китайских знакомых положительно высказывался об Украине и говорил, что хочет вести здесь бизнес. Но хочу подчеркнуть – они это видят и делают для того, чтобы создать свое дело во благо развития своей родины.

– Все-таки по-футбольному интересуюсь: есть ли в китайском чемпионате местные игроки, которые потянули бы уровень нашего нынешнего чемпионата?

— О «нынешнем» – правильное замечание. Да, есть хорошие игроки. В сборной Китая достаточно талантливые футболисты. Другое дело – это экономическая целесообразность. В китайском футболе солидные средства выплачиваются, нужно думать о том, нужен ли такой трансфер как самим китайским игрокам, так и нашим клубам. Китайцы не поедут на деньги, которые платят в нынешнем чемпионате Украины, для низ нет причин ехать в далекую страну на меньшие деньги, чем можно заработать дома.

– Какие ваши цели и мечты в китайском спорте?

– Хочу подготовить хороших молодых футболистов. Они очень целеустремленные, трудолюбивые. Я уверен, что если им дать правильное направление, дальше они сами со всем справятся. Именно об этом говорю на своих лекциях, указываю те вещи в организации футбольной пирамиды, учебно-тренировочного процесса, которые мы в Украине прошли. Радует, что меня и слушают и слышат. В школе «Хуанхэ», где мне удалось поработать до ковидной пандемии, я имел возможности реализовать свои знания. Рассматриваю возможность с возвращением в Китай и возобновлением работы.

– И есть интерес к вашей работе от китайцев?

— Мы регулярно общаемся с представителями китайских клубов по сотрудничеству. Я даже рассматривал контракт с футбольным клубом, было конкретное предложение. Благодарен китайским коллегам – ученым и методологам спорта – за хороший диалог, который у нас с ними сложился. Я регулярно выступаю с лекциями, когда работал в университете спорта, часто получал возможность выступить со своими докладами. Интерес есть, это вдохновляет на дальнейшую работу.

— Вот у вас достаточно значительный опыт работы в Китае. Представляете ли вы такой момент, когда вы приняли бы китайское гражданство и остались там навсегда?

– Они мне предлагали. Даже готовы 250 тысяч заложить (ибо китайское гражданство стоит 250 тысяч долларов). Я отказался, этого никогда не будет, потому что я украинец, мое решение не поняли бы ни мои предки, ни мои потомки.

  • Украинский
вариант материала

Смотри футбольные трансляции и матчи на телеканале Футбол 1 онлайн.

Теги: Новости футбола Футбол Интересное

Источник: Sportarena.com

Рейтинг записи: 12345